«YUZHSIBREKI» PROJECT AND ITS PREDECESSORS

Abstract


One of the most important aspects of environmental history is the history of the development and transformation of aquatic ecosystems, which play an important role in human life and represent an essential condition for any stable state. In the USSR ideas for integral water resources management were studied for decades and various schemes of water resources reallocation were proposed. As the Aral-Caspian problem worsened/, specialists focused on the vast territory of the Ob-Irtysh interfluve which had the necessary characteristics. The article considers one of the most ambitious projects on the river runoff redistribution for economic purposes, i.e. the Yuzhsibreki project developed by A. Miller-Shulga. The project suggested a complex multi-stage water transfer scheme from the Ob, Irtysh, Ishim, Tom, Chulym, Yenisei, Angara and Lena to the Aral-Caspian region According to A. Miller-Shulga this project was to result in the creation of a «new socialist lake-river network». Most publications dealing with the Siberian rivers runoff redistribution have an emotional connotation and are often not based on primary sources. The author makes an attempt to compare different projects on the basis of published and unpublished materials in order to identify their similarities and differences. From the author’s point of view, it is important to track the dynamics in the process of setting and solving the problem of supplying the national economy with water recourses, as well as to consider the perception of river reversal problem by the project developers themselves.

Full Text

В условиях глобального изменения климата в общественном сознании в последние годы наблюдается возобновление интереса к проблеме перераспределения части водных ресурсов Сибири в регионы Центральной Азии и Приуралья. Поиски путей рационального водопользования осуществлялись учеными СССР на протяжении всей его истории. С первых лет Советской власти вопросом «переброски» воды занимались как отдельные специалисты: Д. Букинин (1920-1930 гг.), В. Монастырев (1923 г.), Н. Ботвинкин (1924-1934 гг.), А. Миллер-Шульга (1936-1950 гг.), М.М. Давыдов (1946-1955 гг.), так и крупные организации: институт Гидроэнергопроект (1949-1956 гг.), институт Гидропроект им. С.Я. Жука (1956-1968 гг.) и другие. Несмотря на то, что СССР занимал первое место в мире по обеспеченности водными ресурсами, их неравномерное распределение внутри страны вызвало необходимость разработки различных схем, в частности, связанных с перераспределением водных ресурсов. Начиная с 1920-х гг. советские специалисты пытались решить Арало-Каспийскую проблему, прорабатывая схемы передачи воды, различающиеся пунктами водозабора, объемами и трассами водотоков (Воропаев, Бостанджогло 1984: 14-16). Учитывая проблему недостаточности водных ресурсов в районах Средней Азии, Казахстана, Калмыкии, Заволжья, Зауралья и Западной Сибири, ученые прогнозировали дальнейший рост потребности в воде и возрастание водного дефицита. Снабжение этих территорий было предложено рассматривать «в качестве общегосударственной перспективной задачи, на службу которой в основном и должна быть поставлена схема перераспределения наших водных богатств» (Миллер-Шульга 1938: 284). В 1930-е гг. перед учеными Советского Союза были поставлены следующие задачи, связанные с развитием водопользования: - развитие ирригации (орошение засушливых земель водами Днепра, Дона, Кубани, Терека, Волги, Белой, Урала, Ишима, Иртыша, Оби и др.); - сельскохозяйственное обводнение крупных земельных массивов, испытывающих недостаток пресной воды (Южное Приднепровье, Северный Крым, Донбасс, Ставрополье, Калмыкия, Ишимская степь, левобережье Иртыша, Кулунда, Западная Туркмения и др.); - обеспечение водоснабжения промышленных узлов и железнодорожного транспорта (Москва, Магнитогорск, Сталиногорск, Донбасс, Караганда, Западно-Сибирская железная дорога); - развитие гидроэнергетики; - расширение водного транспорта; - развитие рыбного хозяйства; - компенсационное питание некоторых морских бассейнов (Арал, Каспий, Балхаш). Рассматривая вопрос об использовании водных ресурсов в перспективном плане, специалисты выделяли три основных экономико-географических района: бассейн Волги, Среднюю Азию с Казахстаном и Западную Сибирь (Давыдов 1949: 102-104). Огромная территория Обь-Иртышского междуречья, обладающая подходящими гипсометрическими, геоморфологическими, геологическими, гидрогеологическими, гидрологическими и другими характеристиками, была признана учеными в качестве наиболее оптимальной для решения проблемы обеспечения водой Арало-Каспийского региона (Николаев, Пучкова 1980: 30-34). Вся территория Обь-Иртышского междуречья условно разделена на три части: южную, центральную и северную. Южная часть Обь-Иртышского междуречья включает бассейны рек Алей, Барнаулка, Касмала, Кулунда, Бурла, Карасук, Баган и др., центральная часть - Васюгана, Туя, Шиша, Уя и Тары, в состав северной части входят бассейны Туртаса, Демьянки, Салыма и Югана. Данные, полученные в результате исследований Обь-Иртышского междуречья, позволили поставить вопрос о комплексном использовании водных ресурсов этого региона для обводнения засушливых районов Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии с одновременным осушением его сильно переувлажненной территории. Специалисты выдвигали следующие аргументы: Западная Сибирь богата водными ресурсами и одним лишь стоком Енисея и Оби можно наполнить за год Аральское море; для орошения земель в Западной Сибири необходимо 10 % воды одной Оби; для нужд судоходства достаточно оставить 30 км3 годового стока Енисея и Оби (Давыдов 1949: 104). «В нижнем течении Оби и Енисея имеются большие излишки речного стока, бесполезно стекающего в Карское море…Сколько же воды уходит по этим рекам «зря!»» - писал инженер Гидроэнергопроекта Министерства Электростанций СССР М.М. Давыдов. Характеризуя ситуацию, которая сложилась в середине 1930-х гг. в сфере проектирования водохозяйственных схем, А. Миллер-Шульга отмечал, что ранее создавались отдельные, не связанные между собой в гидрологическом отношении водохозяйственные узлы и «решались задачи использования гидроресурсов отдельных речных участков». Поэтому «планирование водного дела в этот период было представлено участковой проблематикой, складывавшейся из гидрологически никак не связанных между собой хозяйственных мероприятий». Под влиянием развития народного хозяйства появилась «необходимость ориентироваться уже не на отдельные точки, а на группы гидроузлов… В современных условиях вопрос об изъятиях и перебросках значительно усложняется. Возрастает общее количество воды, забираемых из естественных водоемов, увеличивается круг потребителей и растет дальность перебросок». Новые масштабы заставляют рассматривать всю хозяйственную тематику в широком межхозяйственном разрезе, под углом зрения общегосударственных интересов». В связи с этим в стране начали разрабатываться схемы пространственного перераспределения водных ресурсов «в масштабах, до сих пор еще не применявшихся в практике даже передовых капиталистических стран» (Миллер-Шульга 1938: 278). Эти задачи предполагалось решать путем разработки бассейновых и районных схем. Однако, по мнению А. Миллера-Шульги, все предложенные проекты перераспределения речного стока проводились «совершенно бессистемно - от случая к случаю, без какой-либо объединяющей общей идеи и без надлежащей углубленной проверки их с точки зрения общегосударственных интересов всего, взятого в целом, водного хозяйства страны… В результате в ряде случаев мы имеем противоречащие друг другу или альтернативные решения, а в остальных случаях - отсутствие сколько-нибудь твердой уверенности в полноте и безошибочности выдвинутых схем» (Миллер-Шульга 1938: 282). В качестве примера он приводил проекты, направленные на орошение Заволжья, Кулундинской степи, по обводнению Западной Туркмении, в которых для одних и тех же целей предполагалось использовать либо различные водоисточники, либо различные участки одной и той же реки. Так, для орошения Кулундинской степи были предложены различные варианты схем, предусматривающие использование как Иртыша, так и Оби. Аналогичную идею высказывал М.М. Давыдов, по мнению которого, следовало «связать все эти разрозненные проекты и схемы в единый комплекс, с осуществлением которого между разобщенными ныне речными бассейнами устанавливается тесная взаимосвязь, обусловливающая рациональное использование их водных ресурсов в народном хозяйстве нашей родины» (Давыдов 1949: 105). По мнению А. Миллера-Шульги, «выбор решения по проблемам изъятий и перебросок представляет чрезвычайно сложную и ответственную комбинационную задачу общетерриториального, межрайонного масштаба. Правильное решение этой задачи может быть найдено лишь в рамках общегосударственной генеральной схемы перераспределения водных ресурсов». Ее содержание должно определяться количественной характеристикой и местоположением главных водопотребителей, а так же количественной характеристикой и географической локализацией водных ресурсов. Как писал А. Миллер-Шульга, «выявленный между ними разрыв будет служить мерой, определяющей направление схемы перераспределения водных ресурсов» (Миллер-Шульга 1938: 283-284). В качестве одного из основных источников воды для переброски в Арало-Каспийский бассейн он предлагал использовать реки Обь-Иртышского бассейна. Учитывая топографические условия передачи стока Обь-Иртышского бассейна в Арало-Каспийскую замкнутую впадину, осуществить переброску воды на юг было возможно лишь с применением насосных установок, поднимающих воду на высоту 30-40-50 м (Миллер-Шульга 1938: 282). Схема планируемой переброски выглядела следующим образом: создание плотин в устье р.Тобол, на р.Оби в районе Новосибирска и на р.Томи в районе Кемерово должно привести к направлению воды в р.Иртыш через Кулундинские степи. Сток Оби и Иртыша, переброшенный через Тургайский водораздел, по долине Тургая самотеком будет направлен в систему озер Челкар - Тениз. Приток воды должен вызвать подъем уровня озер до отметок, за которыми начинается падение высот по направлению к Аральскому морю. Далее вода самотеком будет направляться в Аральское море, а затем в Сарыкамышскую котловину и далее в русло Узбоя. Кроме того, в междуречных низинах самого Обь-Иртышского бассейна планировалось образование новых озерных поверхностей, создание больших оросительных площадей и обводнение территории Кулундинских, Барабинских, Прииртышских и Ишимских степей. В общей сложности планировалось изъять из стока Оби и Иртыша до 180 км3. Районные и побассейновые схемы, предложенные в проектах-предшественниках, предназначались для удовлетворения потребностей крупных водопользователей: гидроэнергетики, ирригации, водного транспорта, коммунально-бытовых и производственных потребителей, рыбного хозяйства. Указывая на необходимость создания общегосударственной схемы, А.Миллер-Шульга предложил рассматривать ее задачи шире - в контексте перспективы изменения климата. Он считал, что при разработке генеральной схемы перераспределения водных ресурсов необходимо перенести акцент с водохозяйственного аспекта на климатический, и в процессе планирования гидротехнических мероприятий запроектировать мероприятия для мелиорации общего влагооборота страны, а водохозяйственные вопросы решать попутно (Миллер-Шульга 1938: 285). Выступая 23-24 января 1951 г. на заседаниях Российского Географического общества, А.А. Миллер-Шульга отмечал: «Неотложные хозяйственные задачи, стоящие перед районами Урала, Сибири и Казахстана, требуют развертывания уже в ближайшее время большого гидротехнического строительства на ряде сибирских рек. Масштаб предстоящего водохозяйственного строительства на сибирских реках превзойдет намного размах первых строек коммунизма, осуществленных на реках, впадающих в наши южные моря. Первоочередные объекты могут быть в данном случае правильно намечены и верно запроектированы лишь в рамках общего плана использования водных и гидроэнергетических ресурсов Сибири» (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 2). Для выработки наиболее оптимального решения он предлагал обратиться к опыту своих предшественников, проанализировать достоинства и недостатки предложенных ими проектов и реализовать на практике тот, который с одной стороны, будет удовлетворять потребностям всех крупных водопользователей, а с другой - будет экономически обоснован. Описание наиболее важных, по мнению Шульги, проектов содержится в его докладе. Сведения о каждом из описанных проектов можно кратко представить в виде таблицы. Проект Автор Технический замысел Предполагаемый результат Енисей-Обь-Арало-Каспийского водохозяйственный комплекс Я.Г. Демченко, 1924 г. Плотина на Оби ниже устья Иртыша с напором около 75 м. Самотечный водозабор из залива в долине р. Тобола. Глубокий прокоп Тургайского водораздела. Пропуск сибирских вод по руслу Тургая, через Аральское море, Узбой в Южный Каспий. Увеличение объема водной площади в Арало-Каспийской низменности. Использование сибирских вод на орошение, обводнение, новые водные пути, рыбное хозяйство. Улучшение климата (увлажнение) через несколько лет. Енисей-Обь-Каспийский водохозяйственный комплекс Н.Н. Ботвинкин, 1924-1934 гг. Переброс Сибирских рек в Арало-Каспийский бассейн. Создание вблизи Урала водохранилища для сибирских вод с подпорной отметкой 80 м. Самотечный водозабор из залива в долине р.Тобол в глубокий прокоп, сооружаемый через весь Тургайский водораздел. Выход в низовья Тургая на отметку около 65 м. Компенсационное питание Аральского моря и подъем его уровня (г.в. 57 м). Пропуск вод через Сары-Камыш (г.в. 50 м) и Узбой. Компенсационное питание Каспия (около 75 км3 в год). Сохранение рыбохозяйственного, транспортного и климатического значения Каспийского и Аральского морей. Создание мощной энергетики на северном склоне и на Южном Арало-Каспийском склоне. Насосно-механическое орошение и обводнение нескольких десятков миллионов га Туранских земель, Облесение Средней Азии. Водный путь Енисей-Обь-Арал-Южный Каспий. Преобразование климата, смягчение суховеев. облесение Средней Азии и Казахстана. Енисей-Кеть-Обской гидроэнергетический комплекс А.Макаров Переброска в пределах Карского бассейна. Мощная высоконапорная ГЭС на северном склоне, на нижней Оби, выше устья Иртыша. Захват Енисея высоконапорной плотиной в рай устья Подкаменной Тунгуски. Енисейское водохранилище с г.в. около 110 м. Переброска Енисея через Кеть-Красовский водораздел в Кеть и далее в Обь. Использование: выработка энергии на мощной ГЭС на нижней Оби (ниже устья Иртыша) для снабжения промышленности Урала и на ГЭС на р. Кеть для снабжения промышленности Западной Сибири. Новый водный путь Енисей-Обь. Енисей-Обь-Арало-Каспийский водохозяйственный комплекс Гидроэнергопроект Министерства Электростанций СССР (руководитель проекта инженер М.М. Давыдов) Часть А: Переброска в пределах Карского бассейна. Мощная высоконапорная ГЭС на северном склоне, на нижней Оби (ниже устья Иртыша). Захват Енисея высоконапорной плотиной в районе устья Подкаменной Тунгуски. Енисейское водохранилище с г.в. ок 110 м. Переброска Енисея через Кеть-Красовский водораздел в Кеть и далее в Обь. Часть А: Выработка энергии на мощной ГЭС на Оби (ниже устья Иртыша) для снабжения промышленности Урала и на ГЭС на р.Кеть для снабжения промышленности Западной Сибири. Новый водный путь Енисей-Обь Часть Б: Переброска сибирских вод в Арало-Каспийский бассейн. Технический замысел: Создание вблизи Урала водохранилища для сибирских вод с подпорной отметкой 75 м. Самотечный водозабор из залива в долине р. Тобол в глубокий прокоп, сооружаемый через весь Тургайский водораздел. Выход в низовья р.Тургай на отметку 65 м. Компенсационное питание Аральского моря и подъем его уровня (г.в.50 м). пропуск вод через Сары-Камыш (г.в. 51 м) и Узбой. Компенсационное питание Каспия (около 75 км3 в год). Часть Б: Переброска сибирских вод в Арало-Каспийский бассейн. Сохранение рыбохозяйственного, транспортного и климатического значения Каспийского и Аральского морей. Создание мощной гидроэнергетики на Аральско-Каспийском склоне для насосно-механического орошения и обводнения нескольких десятков миллионов га Туранских земель и в Приаралье. Водный путь Енисей-Обь-Арал-Южный Каспий. Преобразование климата. Смягчение суховеев. Облесение Средней Азии и Казахстана. Водный путь Семипалатинск-Тургайский перевал-Манычи-Ростов В.А. Монастырев, 1924 Забор 10-12 км3 вод из Иртыша в районе Семипалатинска и 2 км3 стока из Ишима в район горы Чабанай. Орошение 1300 тыс. га в Северном Казахстане. Использование стока Иргиза и Тургая для орошения 350 тыс. га в низовьях Тургая. Водный путь из Семипалатинска в Северный Каспий через Тургайский перевал Д.Д. Букинин, 1922 г. Забор воды из Ишима и Иртыша, глубокий прокоп через Усть-Урт в долину р. Чеган и в Комсомольский залив Северного Каспия. Орошение 500 тыс. га в бассейне Тургая водами Ишима и создание водного пути из Иртыша от Семипалатинска через Тургайский перевал, по руслу р. Тургай в Арал, затем в Каспий Самим автором в разные годы было предложено несколько схем. Схема территориального перераспределения речного стока, разработанная в Энергетическом институте АН СССР в 1936 г., предусматривала переброску в Иртыш через Кулундинскую степь, по долине р. Бурлы стока Верхей Оби и Ини (от Новосибирска) и Томи (от Кемерово через Уньгу и Иню). Планировалось построить плотину на Иртыше у Тобольска, осуществить насосный подъем 120 км3 в год Иртыш-Обь-Томских вод из залива в долине р.Тобол (г.в. 70 м) на Тургайский перевал (г.в. водораздельного бьефа 118 м). Воду планировалось использовать комплексно для следующих целей: - энергоснабжения Западной Сибири и Северного Казахстана, - орошения и обводнения Кулундинских, Прииртышских и Ишимских степей. Для этого предусматривалось изъятие 60 км3 воды. - развития глубоководного транспорта, связывающего Кузбасс с Уралом (через Иню, Верхнюю Обь и Казахстан) (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 5). - водоснабжения Туркмении и всего приаральского региона, новой ирригации в бассейне Тургая, низовьях Сырдарьи, Амударьи и на восточном побережье Каспия, - рыбопромышленного освоения новых озер. Схема 1938 г. включала создание высоконапорной плотины в низовьях Енисея (р-н Игарки), Нижне-Енисейского водохранилища (г.в. около 100 м), переброску стока всего Енисейского бассейна (около 500 км3 ) через ГЭС на р.Кеть в р.Обь. На Нижней Оби (ниже устья Иртыша) планировалось построить высоконапорную плотину и ГЭС, Нижнеобское водохранилище с г.в. около 70 м. По сравнению с предшествующей схемой, в проект 1938 г. было включено энергоснабжение Урала от высоконапорной ГЭС на Нижней Оби (ниже устья Иртыша) и расширено орошение Аральско-Каспийского района в соответствии с планируемым увеличением водосбора со 120 до 275 км3 в год (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 5). Схема 1938 г. достаточно подробно была описана А.А. Миллером-Шульгой в статье, опубликованной в 1938 г. (Миллер-Шульга 1938: 278-312). Оценивая разработки своих предшественников, А.А. Миллер-Шульга отмечал оригинальные идеи «пионеров» - Демченко, Ботвинкина и Макарова - научное наследство которых оказало большое влияние на всех исследователей и проектировщиков. Под воздействием работ Ботвинкина и Макарова создавались схемы Энергетического института АН СССР (1936-1938 гг.), разработанные под руководством самого А.А. Миллера-Шульги. Их идеи также были положены в основу проекта, осуществленного Гидроэнергопроектом под руководством инженера М.М. Давыдова (Давыдов 1949: 102-111). По мнению А.А. Миллера-Шульги, в довоенных разработках Энергетического института АН СССР присутствовали три наиболее важных новых предложения: 1) о переброске в Обь стока всего бассейна Енисея при помощи Игарской плотины; 2) о переброске Томи через Уньгу и Иню в Обь и о переброске последней вместе с Томью через Кулундинскую степь к Иртышу; 3) о переброске больших объемов Сибирского стока через перевальные отметки Тургайского водораздела. В то же время, в описанных выше схемах А.А. Миллер-Шульга отмечал ряд недостатков: - сооружение высоконапорной плотины ниже устья Иртыша, - высокие подпоры в обжитых долинах Иртыша, Тобола и их притоков, - глубокий Тургайский прокоп, - глубокий Усть-Уртский прокоп, - подъем уровня и сохранение Арала за счет сибирских вод и другие. Все неудачные предложения, по мнению автора, являлись следствием одной общей методологической ошибки, допускавшейся авторами проектов. Он сформулировал эту ошибку так: «Большинство схем конструировалось на основе априорной, т.е. наперед задуманной технической концепции переброски сибирского стока в Арало-Каспийскую низменность. При этом первоначальный технический замысел не был увязан с экономическими критериями и требованиями потребителей воды» (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 7). Именно указанные недостатки проектов привели к разработке новой концепции, которая нашла отражение в схеме Южсибреки, которая была предложена А.А. Миллером-Шульгой и одобрена Советом по изучению производительных сил (СОПСом) АН СССР. Генеральный план проекта использования сибирских рек, по замыслу разработчиков, должен был стать единым для главнейших речных бассейнов Сибири и соответствовать следующим требованиям: а) экономическая обоснованность. По мнению Шульги, «природно-географические и геотехнические моменты не должны служить определяющим началом «водного ГОЭЛРО». Они лишь должны быть учтены и когда это экономически целесообразно, использованы, или же наоборот, преодолены и преобразованы» (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 7). б) комплексность, согласованность между важнейшими водопотребителями (отраслями и районами); в) расчлененность на самостоятельные строительно-эксплуатационные части; г) перспективность. А.А. Миллер-Шульга считал, что первоочередные и перспективные требования народного хозяйства могут быть удовлетворены уже в скором времени за счет рек Сибири. К первоочередным задачам он относил: 1. Снабжение водой районов неустойчивого и недостаточного увлажнения Западной Сибири, Казахстана, Южного Урала, Юго-Восточного Заволжья и Средней Азии. 2. Обеспечение гидроэнергией водного хозяйства Сибири, Урала, Казахстана, Северной части Средней Азии. Размещение основных потребителей электроэнергии - металлургия, электрохимия, тяжелое машиностроение, строительная индустрия, железная дорога. 3. Усиление роли водного транспорта. Разгрузка железной дороги и передача на воду главнейших массовых грузов Сибири, Казахстана, Урала, Средней Азии (лес, уголь, руды, металлургия, строительные материалы, нефть, зерно). Создание глубоководного пути с выходом к металлургическим центрам Южного Урала, в Среднюю Азию, Северный Каспий. 4. Экономический комплекс Каспия. Развитие рыбных промыслов. 5. Экономический комплекс Арала. Проблема комплексного использования усыхающего моря. Нецелесообразность подъема уровня моря за счет сибирских рек. 6. Рыбный промысел - создание новых высокопродуктивных бассейнов и развитие озерных внутренних водоемов. 7. Преобразование климата (в частности ликвидация пустынных очагов суховеев, запыленности юго-востока) (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 8). Для решения перечисленных задач он предлагал осуществить «коренное преобразование сибирских рек», которое должно включать «перехват речного стока плотинами и водохранилищами, создание новых рек, озер, новых источников гидроэнергии, создание подпор и каскадов, преобразование естественного неупорядоченного режима стока в режим хозяйственный (зарегулированный)». Новизну проекта, его радикальные отличия от предшественников, Миллер-Шульга обосновывал так: «Все эти гидро-географические преобразования являются взаимосвязанными сторонами, моментами планомерного, экономически целеустремленного созидания новой социалистической озерно-речной сети Союза. Новой прежде всего по своему народнохозяйственному назначению. Новой по форме, а также по качественным и количественным своим характеристикам» РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 9). Действительно, схема Южсибреки имела существенные отличия от других проектов, поскольку она, по замыслу авторов, «создает новое, рациональное размещение водных и гидроэнергетических ресурсов на значительной части СССР, контролирует, объединяет, регулирует, перераспределяет и изменяет по высотному положению сток трех крупнейших речных бассейнов Союза - Обского, Енисейского и Ленского, в сумме в несколько раз превосходящей водоносность Волги». Суммарная выработка электроэнергии должна была составить 120 млрд. квт/час. Реализация столь амбициозного и глобального по своим масштабам проекта должна была осуществляться последовательно и включала несколько независимых этапов формирования Южсибреки: 1. Обь-Иртышский 2. Томский 3. Верхне-Ленский 4. Нижне-Енисейский 5. Верхне-Ленский 6. Нижне-Ленский (заполярный). В основу проекта был положен принцип последовательного подключения одной за другой рек, превращаемых в притоки Южсибреки: Ишима, Иртыша, Верх Оби, Томи, Чулыма, Верховьев Енисея, Ангары, Лены. С оптимизмом Шульга описывал перспективу реализации проекта: «долины всех рек будут заперты плотинами, плотины образуют водохранилища, которые задержат, поднимут и зарегулируют речной сток. Каналы свяжут между собой эти долинные водоемы. Вновь созданные озера станут системой водных ступеней (бьефов), последовательно спускающихся с высоких отметок на востоке на более низкие отметки сначала на запад (к Уралу), а затем к югу (в Сев Прикаспийскую и Туранскую низменности). Таков общий технический замысел Южно-Сибирской реки, передающей свои воды и заключенную в ней гидравлическую энергию к Уралу, на перевальные отметки Тургайского и Усть-Уртского водоразделов и отсюда в Северную прикаспийскую и Туранскую низменности» (РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 10). Завершая картину, А. Миллер-Шульга напомнил о том, что схема Южсибреки «осуществляется в эпоху смены советским обществом социалистического уклада и перехода к строительству развернутого, полнокровного коммунизма». За длительный срок проработки Обь-Арало-Каспийской проблемы было предложено несколько проектов ее практической реализации. Кроме проекта «Южсибреки», были предложены схемы строительства высоких или низких плотин в долинах рек Обь и Иртыш с самотечным или механическим подъемом воды до максимальных абсолютных отметок Тургайского водораздела. Один из вариантов передачи сибирской воды в Арало-Каспийскую низменность был одобрен в 1949 г. правительственной комиссией, однако в 1951 г. работы по его реализации приостановили из-за возникших сомнений в экологической безопасности проекта. В заключении отметим, что поиски путей решения проблемы продолжались во второй половине ХХ в. Учеными были предложены проекты переброски части стока сибирских рек через Урал в бассейны Печоры, Камы, Волги и далее по каналам в р. Урал и в Среднюю Азию, их осуществление предполагало забор воды из Оби у г. Салехарда. В результате длительного обсуждения было принято решение о том, что за основу разработки единой системы перераспределения речного стока Западной Сибири следует принять проект «антиреки». Его реализация предусматривала забор воды из Оби ниже устья Иртыша у с. Белогорье. Между с. Белогорье и г. Тобольском на р. Иртыше планировали возведение ряда низконапорных плотин нового типа с целью образования каскада водохранилищ. Затем мощными насосами обскую воду планировалось перекачивать из одного водохранилища в другое до района г. Тобольска. От последнего пункта до максимальной отметки Тургайского водораздела воду собирались поднять системой насосных станций, а от его гребня - пустить самотеком в засушливые районы Казахстана и Средней Азии. По мнению авторов, основное достоинство этого проекта заключалось в том, что он должен сохранить потенциальные запасы водных ресурсов бассейнов верхнего и среднего течения Оби и Иртыша для орошения южных равнин Западной Сибири (Николаев, Пучкова 1980: 34). Таким образом, проект «антиреки» должен был свести перераспределение речного стока Западной Сибири к решению единственной задачи - обводнению южных районов Срединного региона СССР. Задача орошения сельскохозяйственных областей Ишимской степи, Барабы и Кулунды и проблема осушения центральной части Западно-Сибирской равнины должна была решаться областными мелиоративными организациями, которые не имели необходимых ресурсов для выполнения такого масштабного проекта. По мнению специалистов, реализация проекта «антиреки» вызвала бы затопление и заболачивание больших территорий Нижнего Прииртышья, ухудшение условий судоходства, нарушение естественных условий для воспроизводства рыбы и многие другие нежелательные изменения природных условий центральной зоны Обского бассейна. Поэтому было принято решение продолжать поиски более рациональных решений в проектной проработке Обь-Каспийской проблемы: должен быть одобрен «только тот проект, который одновременно может обеспечить эффективное использование природных ресурсов Средней Азии, Казахстана и Западной Сибири на основе взаимной выгоды» (Николаев, Пучкова 1980: 34). СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ РГАЭ - Российский государственный архив экономики ГОЭЛРО - государственный план электрификации РСФСР СОПС АН СССР - Совет по изучению производительных сил Академии Наук СССР.

About the authors

A. V. Shmygleva

Siberian State Industrial University


Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Director of Institute of Fundamental Education, Head of the Department of Social and Humanitarian Disciplines

References

  1. Воропаев Г. В., Бостанджогло А. А. 1984. Проблема изъятия, переброски и распределения части стока сибирских рек для районов Западной Сибири, Урала, Средней Азии и Казахстана. М.: ИВП АН СССР.
  2. Давыдов М. М. 1949. Обь будет впадать в Каспийское море (Енисей-Обь-Арало-Каспийская водохозяйственная и энергетическая проблема) // Сибирские огни 2, 102-111.
  3. Миллер-Шульга А. А. 1938. О территориальном перераспределении водных ресурсов (К проблеме единой водохозяйственной схемы Союза) // Энергетические ресурсы СССР. Т.2. Под общей ред. Г. М. Кржижановского. М.: Изд-во АН СССР, 278-312.
  4. Николаев В. А., Пучкова Д. В. 1980. Пути комплексного использования водных ресурсов Обь-Иртышского междуречья в решении Обь-Каспийской проблемы // Сакс В. Н. (отв. ред.) Влияние перераспределения стока вод на природные условия Сибири. Новосибирск: Наука, 30-34.
  5. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 2.
  6. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 5.
  7. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 7.
  8. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 8
  9. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 9.
  10. РГАЭ. Ф. 399. Оп. 1. Д. 265. Л. 10.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies